Путешествие солнечной ладьи

С тех пор, как могущественный властелин богов вознёсся на небо, в мире всё изменилось. Ра уже не летал, как прежде, над землёй и не ночевал в священном лотосе. Но солнце всё так же сияло днём, гасло вечером и вновь вспыхивало утром. Боги — Ра и его свита — теперь перевозили солнечный диск в Ладье. Эта Ладья называлась «Ладьёй Вечности»1. Днём она плыла по небесной реке с востока на запад, и солнце освещало землю. Обратный путь — с запада на восток — Ладья проделывала ночью: она плыла под землёй через Загробный Мир, и солнце дарило тепло своих лучей мумиям, лежащим в саркофагах. На рассвете Ладья через пещеру в восточных скалах вновь выплывала на небосвод, и всё повторялось сызнова — изо дня в день, из года в год, столетие за столетием. Много опасностей подстерегало богов, плывущих в Ладье Вечности, много удивительных приключений переживали они во время путешествия. Вот как проходило это путешествие. Гребцы взмахнули вёслами. Ладья Вечности выплыла из пещеры на небо и легко заскользила ввысь, вспенивая воду небесного Нила. Ра, как и надлежало этому великому богу, восседал в шатре, на золочёном троне, украшенном искусной резьбой. У трона на камышовой циновке, скрестив ноги, сидел бог-писец Тот. Он держал развёрнутый папирусный свиток, а по правую руку бога были разложены приспособления для письма — дощечка с красками и несколько тростинок. Посреди Ладьи, разливая вокруг сияние, покоилось солнце. Вся свита владыки была здесь. На носу Ладьи, гордо вскинув головы, стояли Маат и Хатхор. Головной убор Маат украшало пушистое перо — символ справедливости: Маат была богиней справедливых законов и мудрого миропорядка, которому подчинялись все явления природы — и разливы Нила, и смена времён года, и движение созвездий на небесах. Зорко глядя вперёд, Маат следила за соблюдением законов. Ей помогала Хатхор. Завидев на пути Ладьи врагов, она тут же превращала их в пепел лучами своего урея. Возле трона с копьём в руке стоял сын Ра, бесстрашный Гор Бехдетский, готовый в любой момент по приказу отца ринуться в бой и сокрушить злых демонов. Но небо было чистым. Не хмурились у горизонта тучи, нигде даже не было видно ни единого облачка. «Сегодня плавание будет спокойным, — подумал Ра. — Все исчадия зла — крокодилы, змеи и гиппопотамы — попрятались в пучину Нила и залечивают раны после вчерашней битвы». Вчера богам пришлось выдержать кровопролитный бой. Крокодилы, гиппопотамы и ползучие ядовитые гады застали врасплох дружину небесных корабельщиков. Они подкараулили Ладью у самой пещеры, и, как только она выплыла на небо, злодеи накинулись на неё со всех сторон и вцепились в борта, стремясь перевернуть. Один из крокодилов разинул пасть и хотел уже было проглотить солнце. Если бы ему это удалось, наступило бы солнечное затмение. Но Гор Бехдетский пронзил зубастое чудище копьём, убив наповал. И всё-таки войско злодеев было слишком многочисленно, — поэтому сражение затянулось, и на земле разгулялось ненастье: выл-бушевал ураган, кудлатые тучи закрыли небо над всей Дельтой и метали раскалённые молнии. Исход битвы решился только под вечер. Демоны раскачали Ладью, прогрызли зубами днище, так что в пробоину стала затекать вода. Но боги, собравшись с силами, пошли в атаку— и вражьи ряды дрогнули. Истекая кровью, ползучие твари отступили и спрятались на дне Нила. Только это их и спасло от поголовного истребления. В Та-Кемет снова установилась ясная погода. …Задумавшись, Ра не заметил, как Ладья поднялась на вершину неба и повернула вниз, к западным горам. Гребцы перевели дыхание. Кормчий пошевелил веслом и немного развернул Ладью.Впереди, в предзакатном мареве, чернел силуэт западного горного хребта. За кормой остались города, селения, храмы, луга с пасущимися стадами и полноводный Нил. Внизу была мёртвая раскалённая пустыня. Увидев приближающуюся Ладью, священные горные павианы запели приветственный гимн: Великий Ра! Ты сотворил птиц, зверей и растения. Мы воздаём тебе хвалу! Мы услаждаем твой слух Мелодичным пением И пляшем для тебя. Ладья подплыла к каменным вратам и остановилась.

Из пещеры, сверкая глазами, выполз огнедышащий змей по имени Страж Пустыни. Вслед за ним вышли бог Нехебкау с человеческим туловищем и змеиной головой и бог-волк Упуаут — привратники Загробного Мира, охраняющие вход в подземелье. Они поднялись на Ладью и присоединились к свите Ра, чтобы сопровождать солнечного бога в ночном плавании.

Та часть Нила, что протекает под землёй, разделена двенадцатью вратами на двенадцать участков, и каждый участок Ладья Вечности должна проплыть за один ночной час2. Все врата охраняются чудовищами. Чтобы неумолимые стражи пропустили Ладью, надо знать магические заклинания. Эти заклинания известны только Упуауту. Поэтому бог-волк и носит имя «Упуаут» — «Открывающий дороги».

— Отверзни свой Загробный Мир для Ра! Открой врата Обитающему на небосклоне! — произнёс Упуаут, обращаясь к Стражу Пустыни.

Раздался оглушительный грохот. Исполинские каменные громады, преграждавшие путь в пещеру, медленно разошлись в стороны.

Ладья миновала вход в Преисподнюю, и каменные врата закрылись опять.

Гребцы налегли на вёсла. Ставить парус не имело смысла: в Загробном Мире нет воздуха, потому что бог Шу не может проникнуть туда. Но мёртвые в гробницах не задыхаются: у каждого в саркофаге среди других амулетов обязательно есть маленькая деревянная фигурка Шу.

Ровно час спустя, ни мгновением раньше и ни мгновением позже, Ладья миновала вторые врата Преисподней. Навстречу солнечному богу, приветствуя его, вышел бог урожая Непри. Его тело с ног до головы было обвито пшеничными колосьями: в Загробном Царстве Непри кормит умерших, а на земле вместе с другими богами плодородия помогает выращивать зерновые злаки. Жители Та-Кемет очень любят доброго Непри и в знак благодарности справляют в его честь праздники урожая.

…Вот и третьи врата Преисподней остались позади. Ладья Вечности проплывала теперь мимо гробниц и захоронений. Солнце осветило богато украшенные погребальные залы вельмож с расписными стенами, гранитные саркофаги и статуэтки богов — хранителей сна запелёну-тых мумий; и бедные погребения с истлевшими пеленами на телах мертвецов. Оживлённые сиянием солнца, покойники встали, с воздетыми руками вышли навстречу Ладье и запели хором:

Слава тебе, Ра.
Почитают тебя обитатели Дуата3,
Поклоняются тебе обитатели Преисподней.
Восхваляют они тебя, грядущего в мире.
Ликуют сердца подземных,
Когда ты приносишь свет обитающим на Западе.
Полны радости их сердца,
Когда они смотрят на тебя.
Все спящие поклоняются твоей красоте,
Когда твой свет озаряет их лица.
Проходишь ты, и вновь покрывает их тьма,
И каждый вновь ложится в свой гроб 4 .

Читать статью  Египет фото достопримечательностей: топ-15 самых интересных объектов в стране

По знаку Ра гребцы остановили Ладью. Бог солнца обратился к покойникам с проповедью:

— Знайте и помните! Вы после смерти не превратились в прах, а воскресли для вечной жизни в Дуате потому, что о вас заботятся люди, живущие на земле. Они чтут умерших, молят богов быть к вам милостивыми, носят жертвенные дары в ваши гробницы. Делая это, они спасают не только вас, но и себя. Ведь им тоже предстоит вскоре сюда переселиться, и если они сейчас не научат своих детей заботиться об умерших предках, то и сами будут после смерти забыты, заброшены и не смогут воскреснуть для вечной жизни.

Люди — это божий скот, — продолжал Ра свою торжественную проповедь. — Я создал на земле четыре расы. Высшая раса— это египтяне. Только они настоящие люди, а все остальные народы — варвары. Вторая раса — это белые, то есть ливийцы; третья — жёлтые — азиаты. Низшая раса — чернокожие нубийцы. Я, великий бог, установил этот закон, по которому египтяне должны быть превыше всех народов5.

Ра умолк, обвёл толпу мертвецов величественным взглядом и дал знак гребцам трогаться в путь. Мумии улеглись в саркофаги, плача, что солнечный бог их покидает. Теперь только следующей ночью они увидят его.

Вскоре на пути Ладьи вырос огромный дворец, окружённый гигантскими колоннами. Это был Великий Чертог Двух Истин — зал, где вершится Загробный Суд. Здесь боги подземного мира в присутствии владыки Преисподней Осириса судили умерших. Шакалоголовый бог Анубис одного за другим вводил покойников в зал. Мудрый Тот записывал приговоры на папирусе. У трона Осириса стояли Исида, Маат и другие боги и богини6.

Так, участок за участком, Ладья Вечности плыла по подземному Нилу. Волк Упуаут, знающий магические заклинания, заботился о том, чтобы стражи вовремя открывали врата перед Ладьёй.

…Наступил последний час ночного плавания. Свита Ра собралась у трона. Только Маат оставалась на носу Ладьи, да гребцы по-прежнему мерно взмахивали вёслами. Солнце плыло на восток. Световой ореол за кормой бледнел и гас. Зато впереди мрак рассеивался. Вскоре лучи высветили круто вздыбленные гранитные скалы, между которыми, уходя за поворот, извивалась подземная река.

— Боги! Я вижу пещеру Апопа. Приготовьтесь к бою! — скомандовал Ра.

Боги похватали оружие. Гор Бехдетский вскинул на изготовку своё не знающее промаха копьё. Упуаут и Не-хебкау обнажили мечи. Урей на короне Хатхор раздул шею и воинственно зашипел.

Внезапно вода вспенилась, забурлила; река в одно мгновение превратилась в бешеный поток. Казалось, Ладья подплыла к водопаду. С рёвом, разбрызгивая пенные хлопья, поток нёсся вперёд, увлекая Ладью. Тут и там из клокочущей воды торчали острые камни, похожие на клыки чудовища. Гребцы вонзили в воду лопасти вёсел и с неимоверным трудом остановили Ладью.

Потом вода исчезла. Словно её и не было; только сухое каменистое русло напоминало о том, что ещё минуту назад здесь текла полноводная река. Ладья днищем проскребла гальку, ударилась носом в валун и, накренившись набок, остановилась.

За скалой раздалось рычание, от которого по склону загрохотал камнепад.

Это рычал Апоп — повелитель злых сил, враг солнца — пёстрый змей, самый огромный из всех змеев — 450 локтей7 в нём от хвоста до оскаленной пасти. Каждую ночь Апоп подстерегает Ладью у подземных скал. Увидев её, он тут же, в несколько глотков, выпивает всю воду подземного Нила.

И каждую ночь бог Ра и его свита бьются с исполинским змеем, чтобы утром солнце снова взошло на небосвод.

— Дрожи, Апоп! Сгинь, Апоп! Пропади, Апоп! — закричали боги.

Огнеглазый урей Хатхор метнул пучок раскалённых лучей, которые, словно стрелы, вонзились в туловищезмея. Гор Бехдетский проткнул его копьём. Упуаут и Не-хебкау стали рубить извивающееся страшилище мечами.

Змей взревел от боли. Из разинутой его пасти хлынула вода. Вскоре Ладья спокойно закачалась на волнах. Истекающий кровью Апоп уполз в пещеру и там затаился. Он был уже не страшен никому, — но Ра знал, и все боги тоже знали, что за день он успеет залечить раны и следующей ночью снова нападёт на Ладью Вечности.

Одержав победу над змеем, боги запели:

Силён Ра —
Слабы враги!
Высок Ра —
Низки враги! Жив Ра —
Мертвы враги.
Вознёсся Ра —
Пали враги.
Есть Ра —
Нет тебя, Апоп 4 !

Ладья обогнула скалу, миновала последние врата Загробного Царства и причалила к подножию восточных гор. Боги и Ра умылись в священном озере и снова заняли свои места. Неутомимые гребцы взмахнули вёслами. Ладья Вечности опять выплыла на небо.

1 Буквальный перевод названия Ладьи бога солнца — «Ладья Миллионов Лет».

2 Египетские «ночные часы» отсчитывались по восходам определённых звёзд, раз в сорок минут. Таким образом, египетские двенадцать «ночных часов» соответствуют нашим восьми.

3 Дуат — одно из названий Загробного Мира.

4 Перевод М. Э. Матье.

5 Здесь приведён упрощённый пересказ проповеди Ра. Подобные поучения встречаются во многих религиозных текстах Древнего Египта. Жрецы и правящая знать старались внушить египтянам мысль об их «избранности»: только египтяне — люди, а все остальные — варвары. В это учение о собственном превосходстве над всеми народами и расами египтяне верили ещё и потому, что в то время уровень развития их культуры был несоизмеримо выше, чем у других народов, населявших Африку, Средиземноморье и Ближний Восток.

6 Подробно о Суде Осириса будет рассказано в следующих главах. Не надо удивляться, что Тот и Маат одновременно находятся и в Ладье Вечности, и в Чертоге Двух Истин. Мифы следует понимать не буквально, а как многозначные символы. Маат, например, символизирует справедливость, — а справедливость есть и в приговорах Загробного Суда, и в законах, которым подчиняется мир и которые охраняет Ладья. Поэтому Маат должна присутствовать и там и там. Точно так же и там и там царит мудрость, которую символизирует бог Тот.

Боги Др. Египта. V. Путешествие Солнечной Ладьи

Со Всевышним – одно мы
поколение.
Но не вечен никто. – Ничто на свете.

Так, однажды пришел конец правлению
Ра на созданной им самим планете.

Было время, царил он, правил мудро. –
Жаль, недолго сверкают звезды ярко.
Утро вечера ждет, а вечер – утра;
Всё на смену идет. – Но не насмарку.

И созвал демиург богов-собратьев,
Дочерей и сынов своих родимых
И сказал им: «Устал я миром править.
Мне по небу ходить необходимо. –

Но влачить на плечах обузу власти
Я не в силах. – Тех сил осталось мало.
Геб-Земля! Властвуй ты. » – «Почту за счастье.» –
«Небо-Нут! Для тебя пора настала

Читать статью  Читать Мифы и легенды народов мира. т.3. Древний Египет и Месопотамия - Немировский Александр Иосифович, Ильинская Людмила Станиславовна, Рак Иван Вадимович - Страница 1 - ЛитМир

Обратиться теперь Небесным Нилом,
Проистечь от восхода до заката,
Чтоб нести на себе сквозь тьму Светило
По воздушной реке в ладье крылатой! –

То Ладья миллионов лет-мгновений, –
То челнок, что спрядает воедино
Вереницы событий-повторений
Нитью времени – в цельную картину.» –

Так сказал Он, – и волею всевышней
Ныне пО миру странствует корабль тот
Меж рассветной зарей и зорью пышной –
От восхода к закату, – и обратно.

Днем Ладья совершает путь небесный.
В час дневной она носит имя Манджет. –
А в ночной она будет зваться Месктет;
Путь ее через Царство Мертвых ляжет.

В самом сердце Ладьи на дивном троне
Восседает Зиждитель всемогущий.
Око Ра на златой его короне
Охраняет Творца от бед грядущих.

Ока две ипостаси, две богини
На носу корабля стоят, как павы;
Взор их пристальный света не покинет,
Их главы – в ореоле вечной славы! –

То Маат и Хатхор. – Будь, Ра, спокоен:
Мир, порядок, закон – под их защитой.
Здесь же мудрый бог Тот, а рядом – воин
Гор Бехдетский. – Божественная свита!

Весла вверены древним мудрым д;хам. –
Челн потворствует рук их дружным взмахам.
Имена их – что музыка для слуха:
Ху и Сиа – «Язык и Разум Птаха» –

Слово божье и Мысль в одном порыве;
С ними Сехем – «Энергия творения»;
Хех – дух вечности – кормчий.
Точно крылья
Весла их! То не плаванье – парение!

. Но немало опасностей встречает
На небесном пути корабль чудесный. –
Толпы бесов, безумствуя, серчая,
Нападают на челн! Но хуже бесов

Змей Апоп, бога Солнца враг извечный, –
Исполинское чудище. – Вскипает
Ежедневно безжалостная сеча:
Бьются боги; трещит, как скорлупа, их

Челн изящный; вгрызаются во днище
Бесы в облике змей, гиппопотамов,
Крокодилов и гадов. – Солнце в пищу
Жаждут заполучить.
Когда спонтанно

В ясный день заволакивает небо
Черных туч пелена, и молний бритвы
В клочья ткань небосклона режут гневно, –
Знайте: там в вышине бушует битва!

Если сможет Апоп украсть Светило
И проглотит его – придет затменье.
Но в итоге божественные силы
Побеждают всегда в сраженьи с темью!

На коронах богинь уреи-кобры
Истребляют нещадно тварей мерзких
Взором огненным, праведно-недобрым;
Столь же славно воюет Гор Бехдетский. –

Сотни демонов, копьями пронзенных,
Сотни бесов, изрубленных мечами! –
«Сгинь, Апоп! До поры, что Ра везем мы,
Будет мир освещен его лучами!»

. Наконец, подплывает Ра к закату. –
Здесь начнется его перерожденье.
Ждет Ночная ладья у Врат Дуата.

Всяк, кто некогда стал всего лишь тенью,

Встретит Солнце свое во тьме загробной,
Ибо Ра воссияет в Царстве Мертвых:
По подземному Нилу, бесподобный,
Поплывет он средь душ, навеки стертых

Всемогущей рукой с лица земного.
Но пред тем как сойти с небес под землю
Должен Ра отворить Врата Былого. –
Те Врата стережет – не спит, не дремлет –

Змей могучий и древний – Страж Пустыни.
Лишь того он пускает в край нездешний,
Кто прочтет заклинание – кто имя
Стража произнесет, – и тем утешит.

Имя это известно только Сиа –
Только Разуму Ра. – Словам господним
Внемлет Страж и, ослушаться не в силах,
Отпирает ворота преисподней!

Здесь встречает Ладью змееголовый
Бог, над временем властный, Нехебкау.
С ним – дорог покровитель, зверь суровый,
Волк-хранитель Светила – Упуаут.

Долг их – сопровождать корабль в Дуате,
Свите Ра помогать с врагами драться.
Долог путь, и на всех работы хватит.
Путь же тот пролегает чрез двенадцать

Долов сказочных, меж собой вратами
Разделенных. – Как всё теченье ночи –
На двенадцать частей. Где Время – там и
Проплывает Ладья в свой час урочный.

В первый час
умирает Солнце-Атум,
Дабы вскоре воскреснуть в юном Хепри. –
Так уходит последний луч закатный
С небосклона земного, – чтоб из пепла

Возродиться затем лучом рассветным. –
Впрочем, путь до зари еще не пройден.

В час второй
бог, дарующий обед нам, –
Непри, сам покровитель плодородья, –

Привечает Ладью в зеленом доле.
Тело Непри колосьями увито.
Здесь, в Дуате, кормилец душ безвольных
Рад приветствовать Ра со всею свитой!

В третий час путешествия
минует
Челн места погребения усопших.
Тем, кто праведно прожил жизнь земную,
Ра дарует свой свет, свой божий обжиг!

Вот слова его о богах и людях:
«Вы сильны, потому что нас вы чтите.
Жив усопший, покуда не забудут
О покойном потомки. Жив родитель

Мертвый – в сердце ребенка. Память предков –
Мысль о будущем. Память их потомков –
Мысль о прошлом. Без древа нет и ветки.
Рвутся узы, когда сплетенье тонко.

Ибо Прошлое – край, где обитают
Ныне мертвые.
Связь людей с богами,
Как и нить поколений – связь святая. –
Мы сильны, потому что чтимы вами.» –

Слыша бога, ликуют души мертвых,
Славят Солнце в стихах и песнопениях.
Ра сияет для них.
А в час четвертый
Произносит такое откровение:

«Создал я на земле четыре расы:
Египтян – повелителей вселенной, –
Светлых разумом, цветом кожи – красных,
Нареченных «людьми»; затем – «тегенну»,

Сиречь белых ливийцев; после – племя
«Аму», сонм азиатов желтокожих;
Следом – «нехсу», нубийцев черных. » –
К тленью,
Впрочем, все одинаково пригожи.

. Ночь плывет. Пред очами Ра и свиты
В пятый час
предстает Чертог Двух Истин.
Здесь Осирис вершит свой знаменитый
Суд над мертвыми. –
Будь то самый истый

Рьяный праведник иль усталый грешник, –
Станет всяк голосить в свою защиту:
Мол, безвинен. – Тогда Судья Нездешний
Сердце мертвого вынет (пусть кричит он),

Бросит в чашу весов; в соседней чаше
Расположит перо Маат, богини
Правды-истины. – Коль солжет кричавший,
И качнутся весы – душа погибнет.

Но. теперь не до узников Дуата
Богу Солнца. Ему – до небосвода!

. Час шестой и седьмой, восьмой, девятый
Протекают спокойно, в тихих водах.

Вот еще два минуют. – Незаметно. –
Мертвый штиль в Царстве мертвых. Слишком тихо.

Наступает последний, предрассветный
Час! – Пора испытаний. Время лиха. –

Змей Апоп подготовил Ра засаду. –
Штиль сменяется бурей; все быстрее
Челн несется – как будто к водопаду;
Волны грудой, гурьбою, батареей

Атакуют борта! С трудом с потоком
Удается управиться гребцам. И
Вдруг вода исчезает! – От истока
И до устья. – Уходит вся с концами

В глотку Змея. – Он выпил Нил Подземный.
В полом русле лежит ладья на днище.
«Боги, к бою! – Кричит бог Солнца. – Всем нам
Нужно быть наготове. – Снова ищет

Читать статью  Советы туристам в Египте – путеводитель по стране

Нас Апоп. Всё коварней с каждым днем он!» –
Тут-то и нападает Змей громадный. –
Бьется рать. – Вот уж горов меч изломан.
Упуаут сточил клыки. –
Отрадно:

Змею тоже досталось. Только видит
Ра, что силой Апопа не поборешь.
И тогда он приказывает свите
Заклинанье пропеть. – В едином хоре

Слившись, все голоса господней рати
Исполняют магическую песню:
«Сгинь, Апоп! Прибывает Ра-Хорахти.
Сильный Ра! Пропади, Апоп, исчезни!

Трепещи перед войском божьим, бойся!
Пред тобою – могучий, многоликий
Славный Ра! Пропади, Апоп, сокройся.
Сгинь, Апоп! Прибывает Ра – великий!»

Слов таких не выносит Змей, слабеет,
И бросаются боги на Апопа:
Око Ра опаляет тело Змея;
Гор Бехдетский в живот вонзает копья;

Не щадит и Хатхор-Сохмет урода. –
Обессилевший Демон бой бросает,
Изрыгает проглоченную воду
И в пучине скрывается, спасаясь.

Ра и войско ликуют: путь свободен!

Сквозь ворота последние на небо
Выплывает Ладья. –

Вот так в природе
Всё:
Из «Небыли» – в «Быль»,
Из «Были» – в «Небыль».

[IV-VI’ 2014]
_________________________

Информация об издании:
Филипп Алигер. Боги Древнего Египта. — СПб.: Геликон Плюс, 2015. — 132 с.
ISBN: 978-5-000-98-008-8

Великое путешествие солнечной ладьи. Ладья вечности, свита Ра и дневное плавание. Египетская мифология

Когда Ра покинул людей и вознёсся на небо, богиня Маат установила новый миропорядок. Отныне и навсегда земной мир со всех сторон окружила цепь высоких гор, поддерживающих небесную реку — Нут, и по небесной реке боги во главе с Ра стали перевозить Солнце с востока на запад (см. рис. 32); а ночью Ладья по подземному Нилу, протекающему через Дуат, возвращалась с запада на восток, к месту восхода и воссияния Светила.

В распоряжении солнечного бога две Ладьи: дневная — Манджет, и ночная — Месктет.
В некоторых текстах говорится, что обе Ладьи принадлежат Руги — двум богам-львам, отождествлявшимся с Шу и Тефнут.
Ра восседает на золотом троне посреди священной Ладьи (рис. 59). Его корона украшена Оком-змеей — это богиня Уаджит в облике урея. Она зорко смотрит вперёд, и горе порождениям тьмы, если они встретятся на пути Ладьи! Урей превратит их в пепел своими раскалёнными лучами.

Єгипетська міфологія

Рис. 59. Ра и его свита в Ладье Вечности.
На троне восседает Амон-Ра-Хорахти
в виде человека с головой овна,
увенчанной диском Солнца; у изножия трона —
жертвенник с распустившимся лотосом;
перед троном — Тот; позади — Хор — сын Исиды;
наверху — духи города Нехена, древней столицы Юга
(с головами волков), и сокологоловые духи города Пе,
древней столицы Севера. Прорисовка рельефа
с задней стороны храма в Вади-эс-Себуа; XIX династия.

На носу Ладьи стоят две богини — Маат и Хатхор. Обе они — воплощения Ока Ра. Маат охраняет миропорядок, а Хатхор защищает справедливость и закон. Сопровождают Ра и мудрый бог Тот — писец и посыльный владыки, и непобедимый Хор Бехдетский, и Хор — сын Исиды и Осириса, и Шу, и Онурис.
Вёсла Ладьи вверены четверым богам в обликах мужчин с бородками. Их имена — Ху, Сиа, Сехем и Хех (рис. 60). Они — воплощения божественных сил, которые поддерживают в мире гармонию и порядок.

Ху и Сиа олицетворяют божественную Волю и божественный Разум. Иногда их называют «Носители Ока Хора» или «Язык и Сердце Птаха» — ибо, как учат мемфисские жрецы. Птах сотворил мир Мыслью и Словом. Сехем олицетворяет божественную созидательную Энергию, Хех — Вечность. Хех носит на голове корону из вьющегося тростника — символ долгой жизни, а в руках держит пальмовые ветви — иероглифы «год».

Єгипетська міфологія

Рис. 60. Хех с ветвями пальмы в руках,
восседающий на пьедестале — иероглифе «золото».
Резьба на спинке кресла фараона Тутанхамона;
XVIII династия; Египетский музей, Каир.

Дневное путешествие Ра полно опасностей. Враг Солнца змей Апоп (см. рис. 51) подстерегает Ладью, затаясь в небесной реке, и бросается на неё, едва завидев. С помощью Уаджит-урея, Хора Бехдетского, Онуриса и Хатхор бог Солнца одерживает победу в смертельной схватке и низвергает Апопа в бездну, в пучину вод. Но иногда злой змей всё-таки оказывается сильнее солнечного воинства. В такие дни бушует ненастье, тучи затягивают небо, и из пустыни налетает горячий ветер. Если же Апоп проглотит Ладью, наступает солнечное затмение (Образ гигантского змея, воплощающего силы зла, сложился к началу Старого царства, когда, согласно верованиям, Дуат находился на небе: Апоп обитал в пучине небесного Нила, протекающего через потусторонний мир. Именно в этот период, очевидно, и возникло отразившееся в более поздних мифах представление, что бури, непогода, затмения и т. д. имеют своей причиной борьбу Апопа с Солнцем. В Среднем царстве сформировывается представление уже о подземном загробном мире, которое вытесняет древнейшие верования; Апоп становится обитателем подземного Нила и сражается с Ра во время ночного плавания Ладьи).
Завершив дневное путешествие по небесной реке — по животу Нут, Ладья Манджет подплывает к западным горам, где находятся врата, ведущие в Загробный Мир. Когда бог Солнца приближается к вратам, священные горные павианы запевают приветственный гимн (рис. 61, 62):

Сотворил ты павианов,
Да поют они тебе,
Да пляшут они перед тобою,
Да восклицают они восхваления тебе!

Єгипетська міфологія

Рис. 61. Павианы, приветствующие Солнце.
Контурное воспроизведение фрагмента рисунка
из «Книги Мёртвых»
(«Папирус Уннефера»);
начало XVIII династии;
Британский музей, Лондон.

Єгипетська міфологія

Рис. 62. Умершая и Тот, изображённый в виде павиана, поклоняются диску Солнца.
На диске — Око Ра. Фрагмент рисунка из «Книги Мёртвых» («Папирус певицы Амона-Ра Хент-тауи»);
XXI династия; Британский музей, Лондон.

Бог богов обращается к пустыне, говоря:
— Я озаряю пустыню, освещаю тех, кто пребывает в ней. (То есть умерших. Пустыня ассоциировалась с западным берегом Нила и, соответственно, с Загробным Царством)
Я сокрыл вас от живущих на земле, я облёк в пелены тех, кто умер.
Под торжественное пение Ра покидает дневную Ладью Манджет и переходит на ночную — Месктет (рис. 63). Начинается плавание по той части Великой Реки, которая протекает через Дуат.

Єгипетська міфологія

Рис. 63. Передача солнечного диска
с дневной Ладьи (справа) на ночную.
Бог с головой овна внутри диска — Амон

или Амон-Ра. Позади богинь с иероглифами
«восток» и «запад» на головах — плетёнки(?);
далее — изображения
Холма Бен-Бен(?)
с произрастающими из него ростками пальмы
(иероглиф «год» и символ счёта времени)
и подставками,
на которых восседают соколы;
за изображениями Холма(?) — иероглифы
«сопровождающая дружина», плетёнки(?)

и кумирни со статуями божества внутри.

Источник https://teremok.in/Mifologija/mifi_egipet/solnech_ladja.htm

Источник https://stihi.ru/2014/06/22/9658

Источник https://supermif.com/egipet/rac/27rac_rus.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *